Примеры Великобритании, Германии и Франции

Примеры Великобритании, Германии и Франции

Омар Аль-Убайди, Теренс Кили

В протяжении всей людской истории государственное финансирование только сковывало научное развитие: большая часть научных открытий не связана с гос поддержкой, Германия и Франция, где наука стала финансироваться из госбюджета ранее других государств, так никогда и не смогли достигнуть уровня США и Великобритании, — государств, где исследования начали получать Примеры Великобритании, Германии и Франции муниципальную поддержку только благодаря заинтригованности страны в усовершенствовании разных видов вооружений. Аргументы против муниципального финансирования науки предлагает доктор Букингемского института Теренс Кили.

Эмпирические данные указывают на недостатки «линейной модели» экономического развития, которая подразумевает, что правительство финансирует фундаментальную науку, а это, в свою очередь, ведет к развитию науки прикладной и Примеры Великобритании, Германии и Франции ускорению экономического роста. Поближе к правде находится модель Адама Смита, согласно которой в базе научного развития лежит не базовая наука, а прикладная. Таким макаром, государственное финансирование науки нельзя доказать с экономической точки зрения. Более того, на самом деле оно теснит из этой сферы личное финансирование.

Введение

Первым — еще в Средневековье Примеры Великобритании, Германии и Франции — за финансирование науки государством выступил Рашид ад-Дин (1247-1318), визирь персидского шаха. Этот ученый супруг собрал все имевшиеся в его распоряжении исторические сведения в одном огромном труде — «Джами ат-таварих» («Сборнике летописей»), работа над которым была закончена в 1302 году. В собственной книжке он указывал, что для страны «нет выше награды, чем Примеры Великобритании, Германии и Франции поощрение наук и научных изысканий». К огорчению, его ожидала трагическая участь — казнь за богохульство, после которой голову Рашида носили по улицам Тебриза под возгласы глашатая: «Вот голова еврея, оскорблявшего имя Божье! Да падет на него проклятье Аллаха!»

Вторым известным приверженцем гос поддержки науки стал Фрэнсис Бэкон Примеры Великобритании, Германии и Франции (1561-1626). Его судьба также была грустна: в 1621 году он был осужден по обвинению в коррупции, поместья Бэкона были конфискованы, а самому ему до конца жизни было запрещено появляться в Лондоне. Но еще в 1605 году он написал трактат «О значении и успехе знания», где отмечал: «Ежели кто-то считает философию и общие науки праздным Примеры Великобритании, Германии и Франции занятием, то он запамятывает о том, что конкретно они служат ремеслам [т.е. прикладной науке и технике] и питают их».

В этом трактате Бэкон призывает короля Якова оказывать финансовую помощь институтской науке, объясняя, что 1) только правительство способно ее финансировать, 2) конкретно из базовой науки растут новые технологии, и Примеры Великобритании, Германии и Франции 3) новые технологии обеспечивают экономический рост. Таким макаром, конкретно ему принадлежит авторство «линейной» модели экономического роста: государственное финансирование → базовая наука → прикладная наука → экономический рост.

Но в 1776 году в «Богатстве народов» Адам Смит опроверг эту модель. Смит — ученый из Глазго — на своем опыте удостоверился, что конкретно академическая наука «вытекает» из Примеры Великобритании, Германии и Франции прикладной либо «промышленной» науки, а не напротив: «Улучшения, внесенные в современную эру в ряд областей философии [науки], большей частью родились не в институтах [а в промышленности]». Более того, он считал, что практически все новые промышленные технологии были разработаны спецами самой индустрии, а не учеными: «Большая часть машин, что употребляются на мануфактурах... придумана Примеры Великобритании, Германии и Франции ординарными рабочими»[1].

Смит не веровал в линейную модель: по его воззрению, развитие индустрии повсевременно наращивает специализацию, а поэтому спецы сами будут улучшать технологии. Потому основным результатом процесса специализации, движимого рыночными механизмами, он считал «промышленную» (прикладную) науку. Не считая того, на своем горьком опыте столкнувшись с коррупцией в тогдашних Кембридже Примеры Великобритании, Германии и Франции и Оксфорде, он был убежден, что государству не следует оказывать вузам финансовую помощь: «улучшения» в «философии» вероятны исключительно в том случае, если ученые будут получать за их сдельную оплату.

Таким макаром, разработанная Смитом модель экономического роста отличалась от бэконовской:

Наука ← новые технологии → достояние

Старенькые технологии

С момента выхода книжки Примеры Великобритании, Германии и Франции Смита прошло 225 лет, а с момента публикации трактата Бэкона — практически 400. Появилось ли за этот период времени довольно данных, чтоб судить о том, какая из 2-ух моделей реалистичнее? Либо, если сконструировать по-другому, следует ли государству финансировать науку?

Пример США

Как видно из рисунка 1, с 1820 года ВВП на душу населения Примеры Великобритании, Германии и Франции в США непреклонно увеличивался в среднем на 2,5% в год. Но до 1940 года в Америке властвовал принцип laissez faire — и в науке тоже. До 1914 года федеральные сборы, в главном в виде тарифов, составляли только несколько процентов государственного дохода. Потому, когда в 1835 году некоторый британец по фамилии Смитсон завещал гигантскую по тем временам сумму Примеры Великобритании, Германии и Франции в 500 000 баксов южноамериканскому государству для сотворения известного сейчас института, носящего его имя, Конгресс сначала этот дар отторг.

Набросок 1.

Примечание: данные о расходах федерального правительства на науку (кроме 1940 года) взяты из работы Mowery D.C., Rosenberg N. Technology and the Pursuit of Economic Growth. Cambridge: Cambridge University Примеры Великобритании, Германии и Франции Press, 1989. Числа за 1940 год взяты из издания: Federal Funds for Research, Development and other Scientific Activities. Washington, DC: National Science Foundation, 1972. Данные по ВВП на душу населения взяты из книжки: Maddison A. Phases of Capitalist Development. Oxford: Oxford University Press, 1982.

Смитсон был нелегальным отпрыском барона Нортумберлендского. Получив огромное наследие от мамы Примеры Великобритании, Германии и Франции, он финансировал из этих средств свои исследования, в каких достигнул огромных фурроров — а именно, был избран членом Царского научного общества. Никогда не побывав в США, Смитсон представлял для себя эту страну как королевство общественного равенства; оскорбленный тем, что ему как бастарду был заказан доступ в английское высшее общество, и Примеры Великобритании, Германии и Франции не имея малышей, он завещал свое состояние правительству юный заморской республики.

Оно, правда, никак не обрадовалось этому подарку. Южноамериканское правительство считало, что наука не заходит в сферу ответственности страны. Узнав о завещании, один конгрессмен именовал Смитсона «ничтожным тунеядцем, пытающимся из тщеславия обессмертить свое имя», а сенатор от штата Южная Примеры Великобритании, Германии и Франции Каролина Джон Си Колхаун заявил, что «принимать подношения — ниже плюсы Соединенных Штатов». Только в 1846 году Конгресс согласился взять средства — ну и то в главном для того, чтоб не допустить их предстоящего расхищения коррумпированными политиками из Арканзаса, где они были «инвестированы», так как никто не отыскал этому дару наилучшего внедрения.

Только Примеры Великобритании, Германии и Франции военная необходимость побудила федеральные власти США заняться финансированием науки. В 1863 году, в разгар Штатской войны, Вашингтон сделал Национальную академию США, чтоб ученые посодействовали в разработке броненосцев для борьбы с южанами. Годом ранее Конгресс принял Закон Меррила, ставший первым прямым актом поддержки высшей школы и исследований со Примеры Великобритании, Германии и Франции стороны страны; при всем этом целью было улучшение продовольственного снабжения армии.

Но после Штатской войны правительство США вновь закончило финансирование науки и, кроме 2-ух маленьких промежутков — 1916-1919 годов и на второго шага «нового курса» — в этой сфере до вступления Америки во Вторую мировую войну властвовал принцип laissez faire.

Все же Примеры Великобритании, Германии и Франции уже к 1890 году Соединенные Штаты стали самой богатой государством мира и родиной таких величавых ученых, как Эдисон, Вестингауз и братья Райт. К 1940 году южноамериканский личный сектор вкладывал в исследования до 250 миллионов баксов в год (из их 50 миллионов шло на «чистую» науку), в то время как федеральные и региональные власти ассигновали на эти Примеры Великобритании, Германии и Франции цели 81 миллион в год — в главном речь шла об оборонных (26 миллионов) и сельскохозяйственных (36 миллионов) исследованиях[2]. Как мы лицезреем, laissez faire вправду правил бал.

Но начиная с 1941 года южноамериканское правительство — чтоб победить воинственных германцев и японцев, а потом российских — начало закачивать средства в военные и штатские НИОКР, также в Примеры Великобритании, Германии и Франции академическую науку. (Ассигнования на НИОКР, включающие как технические, так и фундаментальные исследования, обычно в 10 раз превосходят расходы на «чистую» науку.) Все эти финансируемые из федерального бюджета расходы после 1941 года несусветно возросли. На рисунке 1 мы лицезреем, что за 15 лет они возросли в 100 с излишним раз, достигнув к 1955 году 3 млрд баксов в Примеры Великобритании, Германии и Франции год. Но из такого же рисунка явствует, что это повышение, а потом стабилизация муниципальных расходов на науку не отразились на длительных темпах роста ВВП на душу населения в США.

Примеры Англии, Германии и Франции

Сейчас мы нередко забываем, что Британия стала родиной Промышленной революции и в XVIII-XIX Примеры Великобритании, Германии и Франции столетиях была самой богатой государством мира, хотя правительство в то время не финансировало науку. Экономика основывалась на laissez faire, а в мирное время в стране время от времени даже не взимался подоходный налог. Но в рамках этого режима процветала не только лишь индустрия, да и наука — порождая таких гигантов, как Фарадей Примеры Великобритании, Германии и Франции и Дарвин. Редчайшие случаи роли страны в научной деятельности обычно заканчивались провалом. Так, сначала XIX века, когда средняя заработная плата в Великобритании составляла 2 фунта в неделю, Чарльз Бэббидж получил от министерства денег 17 000 фунтов на постройку придуманной им «разностной машины». Но сделать работоспособный агрегат ему так и не Примеры Великобритании, Германии и Франции удалось.

Английское правительство, как и южноамериканское, начало финансировать науку только по военным суждениям: об этом свидетельствуют и даты учреждения предшественников сегодняшних главных муниципальных ведомств, через которые осуществляется эта помощь: Совета по мед исследованиям (1913), Совета по научно-техническим исследованиям и Совета по биологическим и биотехническим исследованиям (1916), Совета по финансированию высшего образования — ранее Примеры Великобритании, Германии и Франции он именовался Комитетом по предоставлению грантов вузам (1919). Не считая того, как и в США, в Британии возникновение этих органов никак не отразилось на длительной динамике развития экономики и технологий.

Правительства континентальной Европы, встревоженные ростом промышленной мощи Британии, с начала XIX века пробовали повторить ее технический «рывок Примеры Великобритании, Германии и Франции». Но эти «дирижистские» правительства не вожделели заимствовать у британцев принцип laissez faire: им больше по вкусу пришлась «линейная» модель Бэкона. В итоге, к примеру, в 1809-1810 годах министр просвещения Пруссии Вильгельм фон Гумбольдт основал в Берлине исследовательский Институт Фридриха-Вильгельма. А еще ранее, в 1795 году, французские власти сделали парижскую Политехническую школу, сочетавшую среднее Примеры Великобритании, Германии и Франции и третичное образование с научной деятельностью.

Существует расхожее мировоззрение, что муниципальная поддержка науки обеспечила благоденствие Франции и Германии. Эта версия, а именно, тиражируется в «эталонном» учебнике Фримена и Соэта «Экономические нюансы промышленных инноваций»[3]; но от этого она не перестает быть просто мифом. В 1800-1940 годах, когда в Германии и Примеры Великобритании, Германии и Франции Франции правительство щедро финансировало науку, а в США и Англии — очень небогато, ВВП на душу населения в первых 2-ух странах составлял менее 70% от южноамериканского и английского характеристик, а темпы их экономического роста не очень впечатляли. Только в 1960-х годах им удалось «перегнать» в этом плане Британию (от США они как Примеры Великобритании, Германии и Франции и раньше отстают), но прискорбная финансовая динамика в послевоенной Великобритании уж точно не связана с пренебрежением страны к науке и технике.

Напротив, как указывает Дэвид Эджертон в собственной книжке «Наука, техника и промышленный „упадок" Британии»[4], в послевоенной Великобритании муниципальные расходы на науку намного превосходили подобные ассигнования во Франции Примеры Великобритании, Германии и Франции и Германии. И неслучайно конкретно в Британии был сотворен 1-ый в мире серийный компьютер, 1-ый в мире серийный реактивный самолет, 1-ый в мире сверхзвуковой пассажирский самолет (вместе с Францией) и построена 1-ая в мире коммерческая АЭС, а потом, когда ее экономика не выдержала бремени этих и других невыгодных Примеры Великобритании, Германии и Франции проектов, она чуток было не стала первым в мире постиндустриальным государством.

История мировой экономики с 1800 года неоспоримо свидетельствует: независимо от помощи страны науке, темпы роста в стране предопределял — и предназначает — имеющийся там уровень экономической свободы[5]. Потому до недавнешних пор так отлично обстояли дела с благосостоянием в Швейцарии и Стране Примеры Великобритании, Германии и Франции восходящего солнца. В этих 2-ух странах правительство слабо поддерживало науку, а поэтому личный сектор практически полностью финансировал не только лишь НИОКР, да и (в особенности в Стране восходящего солнца) академическую науку[6]. Бытующий на Западе миф о «чудодейственной» роли японского министерства интернациональной торговли и индустрии в качестве источника щедрых Примеры Великобритании, Германии и Франции ассигнований и мудрейшего управляющего признательными и послушливыми промышленниками является конкретно мифом от начала до конца[7]. В то же время налоги в Швейцарии и Стране восходящего солнца были такими же низкими, как в США. Есть и очередной увлекательный факт: недавнешние экономические недуги в Стране восходящего солнца совпали по времени с наращиванием гос поддержки Примеры Великобритании, Германии и Франции науки. В 1980-е, надеясь избежать «революции в сфере предложения», настолько нужной японской экономике, правительство этой страны решило, что инвестиции в науку — это панацея. Но этот план провалился.


primeri-resheniya-zadach-po-discipline-cenoobrazovanie.html
primeri-resheniya-zadach-po-teme-srednie-velichini-v-statistike.html
primeri-resheniya-zadach-ustojchivosti-plastini-cikl-lekcij-po-teorii-izgiba-plastin-uchebnoe-posobie.html